Звонок

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

Источник:tsargrad.tv

Общественное движение «За жизнь!» выступило с инициативой ужесточения контроля за чайлдфри-сообществами в соцсетях. Активисты убеждены: агрессивная пропаганда бездетности может негативно отразиться на неустойчивой психике молодежи.

С «прогрессивного» Запада в Россию уже давно непрерывным потоком течет река чуждых нашему обществу идей и понятий. То феминизм с сексизмом, то харассмент, то бодишейминг… Еще один тренд – так называемые «чайлдфри» и «чайлдхейт». Дословно это означает соответственно «свободу от детей» и «детоненавистничество».

Чайлдфри – это идеология добровольной бездетности. В это понятие входит и нежелание тратить на детей свои силы и время, и боязнь лишиться любимых развлечений, и страх перед возможной потерей карьеры. Подчас нежелание иметь детей перерастает в настоящую ненависть к ним, и тогда чайлдфри превращается в чайлдхейт. Люди с такими убеждениями создают сообщества единомышленников в соцсетях, где высмеивают и травят молодых мам, выставляя их глупыми и примитивными, и с неприкрытой брезгливостью пишут о беременности, родах, кормлении и самих новорожденных.

Движение «За жизнь!» решило привлечь внимание государства к таким сообществам. В ситуации, когда рождаемость в нашей стране катастрофически низка и не обеспечивает даже простого воспроизводства населения, пропаганда идей чайлдфри убийственна. Мы, с одной стороны, говорим о необходимости увеличения рождаемости и защите семьи, с другой - позволяем детоненавистникам воспитывать нашу молодежь в интернете.

О распространении идей чайлдфри и чайлдхейт в России и мерах по борьбе с этим в интервью Царьграду рассказал координатор организации «За жизнь!» Сергей Чесноков.

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

С.Чесноков. Фото: pravoslavie.ru

Царьград: Расскажите о вашей инициативе. Почему вы решили привлечь внимание государства к чайлдфри-сообществам?

Сергей Чесноков: Мы считаем, что в принципе не должно быть нарушения законодательства и не должно быть материалов, которые формируют ненависть и негатив по отношению к семье, материнству и детству в соцсетях. Потому что это может стать достоянием молодежи с ее неокрепшей психикой. Молодежь в максималистском возрасте очень легко может поддаться влиянию каких-то простых чувств, таких, как чувство агрессии.

Наша инициатива заключается в следующем. Есть федеральный закон № 436 (о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию – прим. ред.), в статье 5 которого к «информации, запрещенной для распространения среди детей», отнесена информация, «отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи», «содержащая нецензурную брань», «содержащая информацию порнографического характера». Все эти все пункты мы предлагаем распространить на закон № 149, который регулирует работу в интернете, в соцсетях. В этом законе отсутствуют пункты, которые есть в ФЗ № 436.

Мы считаем, что нужно просто привести один закон в соответствие с другим и понимать, что интернет-пространство – такая же часть общественного пространства, и на него должны распространяться все те же положения. То есть если в публичном пространстве дети должны быть ограждены от пропаганды насилия и возбуждения ненависти, то почему они не защищены в интернете?

Мы считаем, что такая логика закона вполне последовательная, и на пресс-конференции, которая прошла на днях, даже представитель чайлдфри, хоть и всячески уходил от этого вопроса, но фактически согласился с нашей повесткой и признал, что она совершенно справедливая.

В этом направлении должны произойти серьезные изменения, благодаря которым наша жизнь станет хоть чуточку, но чище.

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

Фото: www.globallookpress.com

Ц.: В чем разница между «чайлдхейт» и «чайлдфри», есть ли она?

С. Ч.: Чайлдфри – это люди, которые сделали выбор жить без детей, а чайлдхейт – это те, кто относится с ненавистью к детям. Разница существенная. Например, те же самые монашествующие сделали выбор жить без детей. Но, упоминая монашество, я бы не хотел рекламировать чайлдфри, потому что в само это движение вкладываются другие идеологические посылы.

В любом демографически здоровом обществе рождение детей считалось такой же обязанностью, как, например, служба в армии и уплата налогов. В армии служат в основном мужчины и несут такую обязанность перед государством, детей рожают женщины, а налоги платят все вместе.

Освобождение от этих обязанностей может быть только по каким-то серьезным основаниям. Например, от уплаты налогов освобождались те же военные, которые получали какие-то льготы, землю, потому что несли повинность кровью. От рождения детей, как и от налогов, освобождались монашествующие, потому что они выполняли другую функцию – молитва, просвещение общества и так далее. И сегодня граждане несут перед обществом определенную ответственность, взять те же налоги и службу в армии, это считается справедливым, но почему-то на рождение детей этот принцип не распространяется.

А сторонники идеологии чайлдфри считают, что они никому ничем не обязаны и это их собственный выбор. Но Бог с ними, это действительно личный выбор. Есть же большая разница, если ты сам не хочешь иметь детей и если ты к другим людям, которые имеют детей, начинаешь относиться с негативом, презрением, враждой. Это уже и есть чайлдхейт – идеология детоненавистничества. И именно это мы предлагаем пресечь.

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

Фото: Artem Postoev / Shutterstock.com  

Ц.: Много ли у нас чайлдфри-сообществ? Неужели их деятельность вообще не регулируется законодательством?

С. Ч.: Нюанс заключается в том, что многие сообщества, называющие себя «чайлдфри», по факту являются «чайлдхейт». То есть они имеют вот этот контент, содержащий ненависть. Их отказ от этого контента – как раз то, чего мы добиваемся. Чтобы произошла определенная чистка, самоцензура.

В интернете, в соцсетях в любом случае очень много цензуры – это те условия, которые ставит администрация, поэтому ничего здесь криминального нет. Просто за какими-то вещами будет более внимательный контроль.

Ц.: К вам поступали какие-то сообщения от людей, пострадавших от чайлдфри-сообществ?

С. Ч.: Конечно. Мы постоянно испытываем определенное давление со стороны категории «чайлдхейт», которые являются одновременно и «пролайф-хейт». То есть они негативно относятся в целом к носителям идеи защиты жизни ребенка до рождения. Но когда мы стали уже изучать то, что непосредственно в этих группах творится, мы поняли, что это требует вмешательства государства.

Конечно, в кардинальном смысле проблема может решаться только усилением позитивной работы по утверждению семейных ценностей. Как со стороны государства должна быть пропаганда крепкой многодетной благополучной семьи, так и силами общественных организаций. То есть нужно давать этот пример отношения к детям, материнству, отцовству. Меры ограничительные – лишь один из инструментов просветительской компании в этой сфере и далеко не главный. Это некий минимум необходимого.

«Мы - инвалиды демографической войны»: Откуда в России берутся чайлдфри?

Фото: www.globallookpress.com

Ц.: Ваша организация ведет в соцсетях какие-то проекты по пропаганде семейных ценностей в качестве альтернативы чайлдфри-сообществам?

С. Ч.: Да. У нас сейчас активно развивается тема развенчания мифов. Первый миф и стереотип, с которого мы решили начать – «зачем плодить нищету». На эту тему у нас есть целая серия баннеров, мотиваторов для соцсетей. «Зачем плодить нищету? Спроси у мамы Достоевского» или «Спроси у родителей Менделеева».

Таких стереотипов много, и главный из них – что ребенок в утробе матери – это еще не человек. Потом появляются и другие, например, что если запретить аборты, их начнут делать нелегально. Целый ряд есть таких стереотипов, и мы собираемся последовательно их отрабатывать.

Ц.: Почему, на ваш взгляд, люди сегодня не хотят иметь детей и примыкают к чайлдфри-сообществам?

С. Ч.: Это в целом установка на жизнь для себя. Унаследованная установка: мы все, в той или иной степени, инвалиды демографической войны, которая на протяжении всего двадцатого века с небольшими передышками велась в России. Потому что аборты – это только один из инструментов контроля над рождаемостью и ее снижения. В целом есть установка на то, что дети мешают личной жизни, карьере, что они не нужны государству. Во многом эти установки унаследованы от предыдущего поколения: большинство людей в нашей стране родились либо в малодетной семье, либо в неполной, и все несут в себе такую деформацию.

14.11.2018 г.